ВЯЧЕСЛАВ СОЛОМИН, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР АО «ЕВРОСИБЭНЕРГО»

Как технологии будущего повлияют на социум, бизнес и экономику России

Как бизнес готовится к глобальным изменениям экономики
Поделитесь лекцией в соцсетях:
Поговорим об инновациях. Как вы знаете, прогнозы любят делать все. Вот, например, Илья как раз нарисовал нам красивую картину будущего. Так как же возникают все эти идеи? Они появляются либо у McKinsey, либо на пересечении практики и теории, например, как вот этот квадратный арбуз. Наверняка вы видели подобные статьи и высказывания, в которых фигурировали прогнозы о глобальной ненужности компьютеров и сотовых телефонов. Величайшие умы современности, Стив Джобс и Билл Гейтс, думали, что такие вещи, как iTunes и интернет ни к чему не приведут.

Соответственно, что мы видим? На фоне таких прогнозов перед миром встает ряд вызовов, как экономических, так и социальных. Например, истощение ресурсов или нарастание протекционизма между странами. Или же существует тренд на увеличение численности населения, а из-за того, что этот рост приходится в основном на области с низким уровнем жизни, растут и связанные с эти миграционные процессы. При этом технологии отчасти становятся ответом на эти вызовы.

Илья уже озвучил научно-технические тренды – те самые технологии от мобильного интернета до передовой геномики; вещи, которые потенциально способны изменить мир как в развивающихся странах, так и в странах, уже находящихся на достаточно высоком уровне развития. Так на какой позиции находимся мы? Это достаточно известная дилемма. Россия – ресурсная страна, живущая за счет того, что дает ей природа или же она сама создает технологии?
Пока что мы (в значительной степени) находимся в правой стороне таблицы: бизнес функционирует отдельно, а государство пытается приподнять научные институты за счет своих средств. Между промышленностью и наукой нет как таковой четкой связи. И мы как компания постоянно сталкиваемся с тем, что научные институты пытаются изобрести совершенно не то, что нужно нам. Да и мы просто не знаем о существовании многих научных коллективов. Необходимой связи нет.

Вы можете видеть, что промышленность в настоящее время, в значительной степени, основана на импортированных технологиях. При этом в области энергетики мы видим, что импортировать мало-мальски свежую технологию за деньги совершенно невозможно: высокие технологии просто не продаются, их приходится выдумывать заново. Это касается как производства новых материалов, так и производства нового оборудования. И, более того, если вы покупаете готовый образец, значительная стоимость обслуживания ложится на его жизненный цикл. Мало того, что вы платите за технологию, вы отдаете большую часть ее стоимости еще и в течение срока службы.

Перейдем к роли бизнеса: он либо работает на получение прибыли, либо – на развитие общества. Опять же, некая дилемма: как мы видим себя с этой точки зрения? Либо мы пытаемся инвестировать в будущее, либо мы думаем о краткосрочных антикризисных планах.

Где мы сейчас находимся? Как видите, Россия имеет пока не очень высокую долю в инновационных инвестициях – всего 2,5%. А к примеру, у США эта доля на отметке в 31%.
Инвестиции в инновации
Что же поможет установить больший акцент на технологическое развитие? Наша глобальная цель – это повышение конкурентоспособности. Мир, как я уже говорил раньше, вступает в эпоху глобальных вызовов, переделов зон влияния. Таким образом, страны, придумывающие правила игры, изобретающие технологии и создающие стоимости, окажутся в выигрыше по сравнению с другими. Соответственно, это должно привести как к конкурентоспособности отдельного человека, так и к национальной конкурентоспособности.

Тот потенциал, который на данный момент существует в России – опять же, относится к тем вещам, о которых мы уже говорили. Например, это интернет вещей или интеграция технологий «умного дома». Мы видим, что все это имеет значительный потенциальный экономический эффект. Или, к примеру, дистанционный контроль лечения заболеваний – он может позволить качественно улучшить жизнь людей, особенно в отдаленных районах.

Перейдём к оптимизации технологических процессов. Существуют два термина – Big Data и Smart Grid – это те вещи, которые, по сути, способствуют оптимизации производства. Несмотря на то, что эти феномены достаточно известны, для большинства компаний они пока не более чем коммерческие термины. Когда их спрашиваешь, как энергетической компании заработать денег на знании о ежеминутном потребление энергии каждым человеком, прямого ответа они не дают. На данном этапе эта технология придумана, но стоит вопрос ее коммерциализации, а также о том, как она сможет реально улучшит жизнь людей.

Высокотехнологичные материалы, на самом деле, говорят сами за себя – они несут в себе программируемые свойства.

Я бы частично не согласился с предыдущим выступающим по поводу разработки систем накопления и хранения энергии, а также по поводу альтернативной энергетики. Возможно это действительно позволяет замещать какие-то существующие не экологичные технологии. Допустим, это не несет какого-то взрыва в прирост ВВП. Но на самом деле все это представляет собой некий технологический скачок в других отраслях, повышает доступность энергии в отдаленных регионах, как, например, в странах Азии и Африки. То есть эти технологии помогают людям становиться более независимыми.


Вы знаете, что сейчас наблюдается тенденция к работе на дому. Дело даже не в появлении облачных технологий – они во многом считаются уже устаревшей концепцией по сравнению с туманными технологиями («супер-распределенные» вычисления). Таким образом в энергетике тоже есть место тренду децентрализации и распределению энергетики. Доходит до того, что при достаточном распространении умных счетчиков, каждый дом торгует электроэнергией с соседним. То есть вы подключены к определённой микросети, позволяющей вашему домохозяйству чувствовать себя полноправным участником единой энергосети, и либо импортировать ресурс, либо его продавать. Соответственно, тут дело даже не во взрывном росте ВВП, а либо в повышении качества жизни, либо в стимуляции нового бизнеса и новых процессов.

Единственное, что мне хотелось бы отметить так это то, что гидроэнергетика (а в этой области у России есть гигантский потенциал) тоже требует некоего дополнительного технологического импульса. Поскольку большинство из неосвоенных гидроресурсов находятся вдалеке от центров потребления, то сейчас этот гидропотенциал освоить нельзя. То есть он есть, и в таком случае влияние на экономику России будет гигантским, ведь мы имеем около 150 гВт дополнительных мощностей, но их просто пока нельзя никуда передать.

Автоматизация интеллектуального труда и мобильный интернет уже упоминались. Единственное, что я хотел бы уточнить по этой теме… Скажем так, являясь в большей мере представителем консервативной отрасли, я бы предположил, что прогнозы по росту ВВП, связанные с мобильным интернетом, являются некой вещью в себе. То есть на данном этапе во многих мобильных технологиях не происходит какого-либо гигантского скачка для повышения качества жизни. Увеличивается информированность людей, растет осведомленность, но пропорционального развития информатизации и глобального повышения качества принимаемых решений пока не происходит. Поэтому нельзя с уверенностью говорить о большом росте мирового ВВП – это дискуссионная точка зрения.

Теперь перейдем ближе к энергетике. На слайде представлены некоторые технологии, относящиеся к энергии, которые могут оказывать определённое влияние на мировые рынки вплоть до 2030 года. Тема сжиженного природного газа в значительной степени отыграна. Оффшорные ветростанции и нетрадиционные месторождения нефти, альтернативное моторное топливо – это (в большой степени) уже реализованные вещи. На подходе топливные элементы, высокоэффективные фотопреобразователи (в том числе, работающие на альтернативных технологиях), а также использование кремниевых аккумуляторов большой мощности. Дальше идет дешевая прикладная сверхпроводимость, газогидраты и замыкание ядерного цикла. По многим из этих направлений уже ведутся серьезные исследования, в том числе и наша компания подключилась к изучению аккумуляторов. Кажется, здесь еще не упомянута технология по использованию водорода, хотя, например, в Азии ей уделяется достаточно большое внимание.

Все вышеперечисленное можно представить в виде матрицы научных исследований в области энергетики. В центре – энергоэффективность и энергосбержение. Это некие собирательные термины, интегрирующие в себе и водородную энергетику, и атомную энергетику, и транспортировку.

Что тут можно сделать? Наши «окна возможностей» – это использование существующих наработок и естественных конкурентных преимуществ. Мы видим, что сейчас создаются многоновых технологий, обеспечивается безопасность атомных электростанций, улучшаются технические параметры. Потенциально это может привести к широкому принятию атомных реакторов обществом и, соответственно, к их большему распространению. Сейчас, например, в нашей стране разрабатываются легко транспортируемые реакторы, форматированные под габариты железнодорожного вагона – их можно использовать вместо дизельгенераторов или в качестве постоянных источников тока в отдаленных местностях.

Очень перспективная вещь – развитие методов прогнозирования и управления в энергетике. Сейчас проблема энергетики в нашей стране состоит в том, что она в значительной степени является наследием энергетики Советского Союза, когда она была сбалансирована большим энергетически-неэффективным промышленным производством.

Соответственно, когда это производство по тем или иным причинам начало сворачиваться, в России образовался огромный запас неиспользуемых, недогруженных, неэффективных мощностей, за которые теперь платит потребитель. И Smart Grid позволили бы либо эффективней их использовать, либо обеспечить рост экономики меньшим объемом имеющихся мощностей, посредством маневрирования (поскольку как раз технология умных сетей позволяет системному оператору видеть развернутую информацию о потребляемой мощности каждого генератора).

Из удачных примеров: в Северной Европе используются технологии подключения к сети электрических бойлеров. Соответственно, вместо того, чтобы запускать электростанцию, они просто отключают бойлеры на несколько минут. А методы прогнозирования в энергетике позволяют наиболее эффективно использовать ресурсы.

О рисках я уже упоминал, так что не буду перечислять все. К примеру, у нас отсутствуют технологии эффективной передачи электроэнергии на дальние расстояния (я уже говорил о существенном неосвоенном гидропотенциале). Даже те линии постоянного и переменного тока на 2-3 тысячи километров, которые сейчас строятся в Китае, либо крайне дороги, либо сопровождаются большими потерями энергии. Соответственно, это пока не имеет коммерческого смысла, но в перспективе может стать альтернативой распределенной энергетике, и привести Россию на позицию мирового экспортера энергии в том или ином виде.

Что конкретно можно делать в рамках одной компании? На уровне государства, как мы знаем, существуют институты развития, целевые программы, федеральная научно-технологическая инициатива. Но исследования можно проводить даже на уровне отдельной компании. Например, мы ввели в эксплуатацию Абаканскую СЭС, одну из немногих солнечных станций в Сибири. Также мы совместно с МГУ создали лабораторию по разработке альтернативной технологии солнечных панелей, которая позволяла бы сделать их гибкими и, самое главное, использовать их не в виде отдельно выделенных электростанций, а как альтернативу строительным материалам. То есть в таком случае шумозащитные или облицовочные панели для зданий могли бы параллельно вырабатывать электроэнергию. То же самое относится и к покрытию автомобилей.

Существует и более традиционная технология в теплоэнергетике. Она больше о том, как производить и как эффективно использовать тепло. Еще одно перспективное направление, о котором я уже говорил – это лаборатории Smart Grid в Иркутске, они включает в себя системы безлюдной эксплуатации и диагностики, а также повышение осведомленности при управлении сетью.

Отдельное направление относится к энергонакопителям: технологии, альтернативные литию. Как вы знаете, алюминий является одним из самых распространенных химических элементов на Земле. И это значит, что его использование может потенциально снизить стоимость хранения энергии, ее транспортировки, а также повысить ее доступность для всего населения Земли.

Резюмируя, могу сказать, что технологии, о которых мы говорим, действительно меняют наше будущее. Главное – не оставлять их в стороне, и не говорить о них чисто гипотетически. Не скажу, что это легко, но необходимо хотя бы небольшими шагами продвигаться в указанном направлении, работать с перспективными вещами, которые в дальнейшем изменят нашу жизнь.

Вопросы Вячеславу Соломину

Ведущий: Вячеслав, нужно ли вкладываться в возобновляемые источники энергии или лучше сделать акцент на ядерном синтезе?

В.С. Вопрос действительно хороший. Рассмотрим его с терминологической точки зрения. К примеру, возьмем возобновляемые источники энергии. Я уже говорил о различных подходах к таким технологиям. Мне, например, очень нравятся природоподобные технологии, когда обычные материалы могут вырабатывать энергию, так же, как растения преобразуют солнечный свет. Сейчас нечто подобное пытается реализовать «Тесла». Но возможности применения этой технологии гораздо шире. Например, на сегодняшний день строятся дома с вентилируемым фасадом из керамической плитки. Согласно прогнозам, такая же плитка с определенным покрытием, вырабатывающая электроэнергию, может стоить чуть дороже (не фундаментально) при развитии и доработке этой технологии. То есть в таком случае дом будет сам себя обеспечивать электроэнергией. Кроме того, эти покрытия могут работать и при рассеянном свете (в данном случае говорить об огромном КПД нельзя, но тем не менее).


Таким образом, обычные повседневные материалы, например, дороги, дома, крыши, смогут стать источниками энергии, не занимая гигантских площадей под электростанции.


Что же касается ядерного синтеза. Это тоже интересный вопрос. Нельзя сказать, что я крупный специалист в этой области. Вы же знаете о разных теориях заговоров. Но если говорить о реальных вещах, то стоит упомянуть реакторы на быстрых нейтронах, способные более полно перерабатывать ядерное топливо (то есть разные изотопы, которые раньше не были задействованы). Это некий промежуточный этап. Но в целом я согласен, что нельзя всю планету превращать в зеркала по производству электроэнергии.



Другие лекции сессии «Экономика будущего»
Copyright 2016 En+ Group Ltd.
Образовательный проект. Проект группы компании En+ Group Ltd.