ЕВГЕНИЙ ЗИЛОВ
Ведущий научный сотрудник лаборатории общей гидробиологии НИИ биологии Иркутского государственного университета, профессор кафедры зоологии беспозвоночных и гидробиологии Иркутского государственного университета, доктор биологических наук

Мониторинговые исследования экосистемы озера Байкал

О чем говорит мониторинг Байкала? Какие методы применяются для наблюдения за озером? Стоит ли переживать о судьбе эндемиков?
Поделитесь лекцией в соцсетях:
Вопреки распространенному мнению экосистема Байкала относительно очень простая. Хотя в Байкале существует около трех тысяч видов животных и растений, большая часть их эндемична. Но на самом деле производит органическое вещество под действием солнечного света всего около пятидесяти видов водорослей, фитопланктон, ест их практически одна эпишура и, может быть, десятка два видов более малочисленных мелких рачков, циклопов, коловраток. Эпишуру ест щур, или макрогектопус, желтокрылка, голомянка, длиннокрылка, они, в свою очередь, являются пищей для омуля и для нерпы. В общем-то, этим ограничивается практически вся экосистема Байкала – около ста видов. В принципе, за этим всем можно следить.
Почему важно следить за состоянием экосистемы Байкала?
Большая часть всего функционирования экосистемы Байкала происходит в толще воды, где живет планктон. В озере Байкал, так же как и в Мировом океане, экосистема определяется жизнью планктона. Он, собственно, отвечает за качество воды.

Почему важно следить за качеством воды и проводить мониторинг? Байкал составляет более половины всей питьевой воды человечества. Потому что большая часть так называемой пресной воды во всем мире уже недоступна для питья. Например, вода в Великих американских озерах и во многих других водоемах.

Исследования и мониторинг Байкала: из истории
Первое исследовательское судно на Байкале запущено профессором Дорогостайским в 1916 году. Исследования на биостанции Иркутского университета начались в 1918 году. Первым профессором, который круглогодично стал наблюдать состояние экосистемы озера Байкал, был профессор Иркутского университета Яснитский. Его ученик, профессор Михаил Михайлович Кожов в 1945 году начал вести экологический мониторинг Байкала, и это было примерно за 20-30 лет до того, как появился сам термин «экологический мониторинг».

На самом деле перед Кожовым изначально стояла задача оценить рыбопродуктивность Байкала. Поскольку основная промышленная рыба в Байкале — это омуль. Он ест планктон. Профессор Кожов понял, что для исследования нужно оценивать зоопланктон и состояние его кормовой базы, то есть байкальских водорослей.

Поэтому с февраля 1945 года на биостанции Иркутского университета, он находится примерно в ста километрах от Иркутска, отбираются каждые десять дней пробы фитопланктона, пробы зоопланктона. Их собирают либо с катера, либо зимой со льда.

Помимо мониторинга одной точки на одной точке озера Байкал, еще примерно по семидесяти точкам каждый год в конце лета проходит экспедиция, и снимается годовой срез по Байкалу. После этого обрабатываются пробы фито- и зоопланктона, вносятся в базу данных. Кстати, это одна из первых в мире гидробиологическая база данных, она была создана в 70-е годы прошлого века. Наш проект мониторинга внесен в Книгу рекордов России как самый длительный проект экологического мониторинга в истории науки.

Надо сказать, что на других озерах мира тоже происходит мониторинг, его начали вести чуть позже. Например, на Женевском озере — в 1974 году, на озере Киннерет — в 1968 году, на озере Мичиган — в 1957 году. Ученые собирают примерно тот же самый набор показателей, что и мы, теми же самыми методами.

Изменения экосистемы Байкала: есть или нет?
Говорить о каких-то серьезных изменениях в Байкале сложно, потому что это все отличается высокой межгодовой изменчивостью. Например, биомассы водорослей отличаются от года к году: бывают урожайные годы, когда биомасса водорослей в тысячи раз выше, чем в нормальные годы, за ними следуют годы, когда биомасса зоопланктона тоже очень высокая. И в конечном итоге все показатели связаны между собой.

Сейчас отмечается отрицательный тренд численности эндемичной байкальская водоросли Aulacosira baicalensis. А вот для космополитных мелких водорослей более характерны положительные тренды. Количество циклопов немножко возрастает, дафний тоже возрастает, босмин возрастает, а вот численность байкальских круглогодичных коловраток снижается, снижается численность эндемичных подледных коловраток, летние космополитные формы — возрастает численность.
Я бы, наверное, не очень волновался по поводу эндемичных видов — массового вымирания мы не наблюдаем. Еще рано говорить о каких-то существенных изменениях в Байкале. По крайней мере, необратимых изменений точно нету.

Нужно сказать, что общие тренды (и это нас немного волнует) совпадают с наблюдаемыми и на других озерах. Например, на озере Маджоре, озере Гарда, озере Мичиган и Женевском озере.

Похоже, что действительно в природе происходят какие-то изменения, но связаны ли они с климатическими изменениями или, может быть, это глобальное загрязнение сказывается, трудно сказать. Но, по крайней мере, разные озера, расположенные на разных континентах, показывают примерно одну и ту же картинку.
Нам хотелось бы автоматизировать мониторинг озера Байкал. К «дедовским методам», которые мы сейчас используем, добавить и более современные, применяемые на других озерах мира. Сейчас уже образуются базы данных по многим озерам, и было бы неплохо наши данные тоже с ними сопоставлять, но для этого надо, чтобы приборы мониторинга были одинаковые.

Общий итог: в фитопланктоне происходят кое-какие изменения, эндемиков становится все меньше, а летне-осенних видов все больше. В зоопланктоне у нас тоже эндемиков становится меньше, а космополитов больше. Но могу сказать, что у нас есть данные сейчас за более чем 70 лет, а на самом деле для Байкала это вообще ничто. Если Байкал существует, по крайней мере, миллион лет, то и показательны были бы данные, скажем, за последние 70 тысяч лет. Но, с другой стороны, у других и лучшего нету.

Другие лекции сессии «Энергия Сибири»
© 2017 En+ Group Ltd.
Образовательный проект. Проект группы компании En+ Group Ltd.