АНДРЕЙ БОРИСЫЧЕВ, ДИРЕКТОР ПО ОПЕРАЦИОННОМУ РАЗВИТИЮ EN+ GROUP

Операционное совершенство в эпоху перемен

Новое внедряется очень трудно, ведь это значит делать то, что большинство не в состоянии воспринять. Это значит подвергнуть сомнению то, что не требовало доказательств, то, что считается очевидным.
Поделитесь лекцией в соцсетях:
Давайте начнем. Что бы я вначале хотел сказать? Люди много раз пытались заглянуть за горизонт — с переменным успехом, но тем не менее. Сегодня мы сделаем еще одну попытку посмотреть за горизонт, позадавать себе вопросы и разобраться с тем, что мы и где мы в наших текущих условиях. Собственно, я хотел сконцентрироваться на операционном развитии и совершенствовании, которое есть в ту непростую эпоху, в которой мы сейчас живем.

Мир изменяется. Огромный доступ к информации, которая распространяется моментально. Элиты — это не те люди, которые контролируют информацию. Это те люди, которые начинают управлять знаниями.

Для начала я хотел бы немного коснуться теории и сконцентрироваться на американском футурологе Элвине Тоффлере, который придумал концепцию волнового развития человека или общества. Мы понимаем, что это три волны: аграрная, индустриальная и постиндустриальная. Для каждой из них, собственно говоря, характерны свои особенности и принципы. Аграрная волна — это ручной труд. Переход от нее начался с периода, когда человечество ушло от собирательства и перешло к земледелию. Вторая волна, которую мы все переживали — это индустриальная волна. Это изобретение парового двигателя, двигателя внутреннего сгорания. И третья волна, которую мы только начали переживать — это постиндустриальная волна, синяя ветка развития человечества, в которой основная роль — это информация.

Изменения в этих волнах затрагивают все существующие привычные нам социальные институты. Но я хотел бы сконцентрироваться, в первую очередь, на образовании. Если для зеленой ветки это было индивидуальное домашнее образование, для красной ветки это было массовое производство как товаров и услуг, так и людей в принципе, как бы это ни звучало, то сейчас, на синей ветке развития, мы говорим об индивидуализации всех существующих институтов, в том числе, и институтов образования.

Переходим дальше, к теории. Вот три фотографии. Как минимум двоих из трех вы на этих фото знаете. Первый — это Тайити Оно, который, собственно говоря, был прародителем операционного совершенства и производственной системы «Тойота». Второй — это Илон Маск, а третий — всем известный Стив Джобс. Они здесь не случайно, потому что для любой организации, которая желает преуспеть в изменившихся условиях в XXI веке, характерно три фактора. Первый фактор — это операционное совершенство, второй — инновации, третий — видение или предвидение.

Что касается операционного совершенствования. Это плата за вход. Если у компаний нет системы менеджмента качества, постоянного совершенствования технологических процессов, нет постоянного повышения мастерства сотрудников, то в текущих условиях не будет возможности даже поиграть на рынке. Второе — это инновации. И третье, основное — это видение. Видение, как продукты или услуги влияют в изменяющихся условиях на всех нас. И только эта триада может позволить создать то конкурентное преимущество для любой компании и позволить ей выжить в условиях XXI века. Это то, что касается теории.

А что же на практике? Мы подготовили небольшой видеоролик по тому, как было когда-то, по тому, как в некоторых местах есть, чтобы позиционировать как-то себя в новых, изменяющихся условиях.
Вот, как бы так. Это те тренеры, которые были или до сих пор существуют в наших компаниях — для понимания того, где мы сейчас. И почему так важно то операционное совершенство, за которое мы совместно боремся. Но если говорить об операционном совершенстве, то для меня важную роль в этом всем играют люди. При этом я не хочу сейчас повторять избитую фразу о том, что люди — это самый ценный актив. Люди — все, что у нас есть, и, самое главное, все, что нам, на самом деле, надо. Человек перестал быть фактором производства. Многие руководители сейчас понимают это. Это не фактор производства, как оборудование, материалы и прочее. Это все, что нам реально надо.
Дальше я хотел бы перейти к людям, которые нам нужны, и обратиться к теме образования, которую я затронул. Есть такие комиксы про корпоративную культуру, очень цинично отражающие суть тех процессов, которые происходят в корпоративном обществе. У нас здесь на сессии будет киборг с видеообращением. Тем не менее, мне бы хотелось нацелить вас на другое — что, помимо вживления различных чипов в себя, есть возможность еще использовать то, что нам дала матушка-природа. Это, в первую очередь, ваши способности, ваш потенциал, который есть с точки зрения человеческого мозга.

Но если говорить про обучение, то здесь я приведу высказывание Джона Рокфеллера 1906 года, с точки зрения системы образования. Просто вдумайтесь в эти слова. «Мы мечтаем, чтобы люди с примерным прилежанием отдавали себя в наши формирующие руки. Задача проста: мы соберем детей и научим их в совершенстве выполнять все то, что их родители делали несовершенно». Ужас! Сейчас многое меняется, но не в каждом вузе. Поэтому суть этих изменений заключается в том, что обучение не может быть в стиле и духе Кафки. Оно естественно. Мозг учится постоянно. Учеба не требует принуждения. Она имеет смысл и всегда связана с эмоциями.

Приведу простой пример того, как действует система образования, которая сформирована, к сожалению, еще в индустриальную эпоху, когда нам требовались, по сути дела, заменяемые человеческие части. Это исследование, которое длилось на протяжении последних тридцати лет в американских школах, когда в первом классе задают один простой вопрос: «Сколько среди вас художников?» Весь класс встает, дети активно тянут руки. Второй класс: поднимают руки 70% класса. Восьмой класс: поднимают руки процентов 20. Одиннадцатый класс: поднимают руки два человека, и то, очень неуверенно. То обучение убивает вот эту вот часть. Но мы сейчас стремимся, чтобы наше обучение было под стать тем веяниям, которые, собственно говоря, есть в мире. Нам нужны художники, нам нужны писатели. Это и есть оплот нашей инженерии — нам недостаточно просто инженера, который знает факты. Нам нужен человек, который способен эти факты творчески (и иногда в другом ключе) форматировать под те изменяющиеся задачи, которые сейчас есть.

Стабильность умерла — значит, образование должно готовить молодых людей к непознанному, неоднозначному, быстро меняющемуся будущему. Основная цель — это научиться учиться, а не просто зазубривать статичные факты. Можно осваивать новые области знания, если знать, как учиться. Важно уметь задавать правильные вопросы, а не просто заучивать правильные ответы.

Через что можно, собственно говоря, начать свое развитие? Через участие в проектах. Проекты могут быть производственного, учебного характера. Проект — это одна очень важная вещь, потому что каждый маленький проект содержит ДНК целой компании или целого вуза внутри себя. И, на самом деле, это реально окно в душу организации. И причем оно намного лучше, чем просто корпоративная политика.

Что с точки зрения проектов? Какими мы, собственно говоря, их видим? Проекты и цели и задачи, которые вдохновляют, проекты, имеющие значение, проекты, которыми вы будете хвалиться всю свою оставшуюся жизнь, проекты, захватывающие дух, проекты, высвечивающие ценности и объясняющие, зачем каждый из вас пришел в этот мир.
Цель. С точки зрения, опять же, проектной деятельности, важно просто начать. Важно не бояться, потому что важно быстрое прототипирование. Цикл от идеи до ее реализации должен быть максимально коротким. Здесь я привожу пример той же самой производственной системы — известный, наверное, многим цикл PDCA. Это очень важно, потому что из нашей быстроты реакции мы черпаем знания, генерируем растущий восторг и доверие. А самое важное — нам надо пробовать, чтобы данные проекты обладали харизмой.
И что касается ошибок в рамках реализации этих проектов. Система менеджмента по целям наказывает за неисполнение этих целей. Но я хочу, на самом деле, сконцентрироваться на общем доверии, когда мы говорим про те неудачи, которые есть. Важно экспериментировать, важно пробовать и идти от одной ошибки к другой. Эдисон, перед тем как изобрести свою лампу накаливания, сделал более девяти тысяч экспериментов. И вряд ли он считал, что 8999 из них были провалом. Каждый из этих экспериментов был очень удачен сам по себе, потому что вел его к цели. Отсюда вывод: успех — это способность двигаться от одной неудачи к другой, при этом не теряя энтузиазма.
И, опять мой любимый комикс с точки зрения инженера и с точки зрения того, что у нас еще, к сожалению, присутствует. Что я хотел сказать? Не будьте скучными, не будьте непопулярными. Потому что «скучный вы» равно «скучная работа». А за скучную работу не платят больших денег.

И если говорить о будущем, важно отметить: я очень люблю книгу «Караоке и капитализм», где сказаны очень правильные слова: «В мире караоке, в котором каждый из вас зарабатывает на обед пением, важно с каждым днем петь все громче и громче, так же, как и в жизни. Либо мы включены, либо нет. Ноль или единица, все или ничего». Поэтому я желаю вам быть нескучными, реализовать как можно больше проектов, меньше критиковать те несовершенства, которые есть сейчас в обществе, а пытаться их изменить через отдельно взятые вещи.

Вопросы Андрею Борисычеву

Ведущий: Почему вопрос оперативного совершенства возродился на Востоке?

А.Б.: Давайте сперва начну. Почему на Востоке? Логика понятна. Во-первых, это можно сейчас относить к культуре возделывания риса, где шаг за шагом достигается некое совершенствование тех процессов, которые есть. Но главными движущими факторами, если брать Россию или Европу, являются внешние факторы. Если мы вспомним Японию: ноль ресурсов, мало людей. И, соответственно, при этом при всем нужно как-то поднимать после Второй мировой войны экономику страны. В принципе, они посредством операционного совершенствования справились.

Другие лекции сессии «Человек будущего»
Copyright 2016 En+ Group Ltd.
Образовательный проект. Проект группы компании En+ Group Ltd.