АЛЕКСЕЙ СПИРИН, ДЕПАРТАМЕНТ ПО ЭКОЛОГИИ, ОХРАНЕ ТРУДА И ПРОМЫШЛЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОК РУСАЛ

Развитие бизнеса в условиях новых реалий
международной политики в области изменения климата

Что делает бизнес сегодня для перехода к новой модели климатической экономики? Новое регулирование может стать стимулом для роста бизнеса?
Поделитесь лекцией в соцсетях:
Забота о природе – это конечно же очень важный аспект. Но если взглянуть на отмеченную проблему несколько с другой стороны, раскрыв реальные причины, то мы увидим, что на самом деле эти глобальные вещи (изменение климата и природы) – всего лишь красивый антураж, за которым скрывается политика, иногда не совсем честная.

Основная причина активности этих процессов – наличие крупных игроков по всему миру: вы все их хорошо знаете. Несколько десятков лет назад ученые начали говорить о том, что нефть и газ конечны, что когда-нибудь все подобные ресурсы исчезнут. И уже на тот момент главные игроки стали понимать одну простую истину: чем дальше в будущее, тем сложнее будет бороться за энергетические ресурсы и выживать, ведь энергия – это ключ к развитию бизнеса.

Но существует еще одна составляющая: некоторые страны, считающие, что они монополизировали свою ресурсную базу, определенным образом диктуют свои условия тем, кто не хочет этим условиям следовать. И подоплека всего этого заключается в том, что крупные мировые экономики решили сыграть в свою игру, правила которой диктуют необходимость выхода из зависимости от энергетических ресурсов, а также необходимость постановки всего мира в зависимость от технологий добычи энергии из ничего, т.е. от возобновляемых источников энергии.
Это действительно очень важная причина. Кроме того, подобная ситуация создает большие риски для нашей страны, т.к., к сожалению,(и вы все это прекрасно знаете)российская экономика очень сильно зависит от экспорта энергоресурсов. Если представить общемировое положение на данный момент, то, естественно, для руководства страны и для бизнеса должна быть очевидна необходимость предпринимать какие-то шаги уже сейчас для того, чтобы не продавать в будущем никому ненужный товар. В противном случае мы лишимся значительной части своего бюджета. Поэтому на данном этапе нужно развивать те виды бизнеса, которые в дальнейшем позволят нам успешно существовать в мире и развиваться.
Я бы назвал аксиомой то, что делают крупные международные организации. Все вы знаете такие европейские нефтяные компании как «Total», «BP», «Statoil»: перечислять можно долго. Казалось бы,они должны прежде всего противиться любым изменениям, связанным с покушением на их бизнес, то есть со всеми изменениями в области добычи ископаемого топлива – нефти, газа и так далее. Но, тем не менее, эти компании придерживаются другой позиции. Они хотят двигаться в сторону безуглеродной экономики, являясь (как бы это странно не звучало) самыми крупными инвесторами в возобновляемую энергетику.
Это подтверждает то, о чем я рассказывал вначале лекции: ведущие компании понимают, что в будущем спрос на ископаемое топливо упадет, цена станет стремительно снижаться, а это, в свою очередь, приведет к потере первых позиций. А те, кто в новых реалиях увидит перспективу и займется развитием других видов энергетики и других видов бизнеса, эти позиции займут.

Поэтому для того, чтобы диверсифицировать свой бизнес и не потерять его, энергетические компании вкладывают очень много денег именно в инновации, в возобновляемую энергетику и так далее. Это делается с расчетом на будущее положение дел: если спрос действительно существенно упадет, то их бизнес не будет потерян, т.к. они станут лидерами уже в других видах энергогенерации. И, соответственно, в данном контексте верно утверждение: быть первым – значит захватить значительную долю будущего рынка.

Здесь мы можем назвать и другие отрасли, в частности цементную промышленность. Ее главные игроки также считают, что будущее за развитием безуглеродных и малоуглеродных технологий, и что именно это является главным инструментом в конкурентной борьбе.
Что еще толкает бизнес к развитию? Рассмотрим вопрос, касающийся различных схем торговли выбросами (так называемую цену на углерод). Все очень просто – для того, чтобы развиваться и меняться, для того, чтобы модернизировать технологии, нужны деньги. Есть компании, обладающие собственными финансами: они могут инвестировать в себя достаточно крупные суммы. Но есть и те, кому в любом случае необходимо занимать деньги у банков.

Привлечение инвестиций является ключевым фактором для развития любой компании. Когда предприятие находится в комфортных условиях с низкими затратами на энергоресурсы, то стимул к движению вперед отсутствует. Этим, конечно, могут пользоваться соперники по рынку, разрабатывая технологии, достаточно конкурентоспособные в дальнейшем. Таким образом, развитие новых технологий, повышение эффективности является ключевым фактором для выживания бизнеса в будущем, но (опять же) для этого нужны деньги.

Но для того чтобы пойти в банк и попросить деньги, необходимо показать, что ваши инвестиции окажутся выгодными. Конечно же, если у вас дешевые затраты и финансовая модель с бесконечным сроком окупаемости, то, естественно, никто вам денег не даст. Тогда встает вопрос: где их искать и каким образом развиваться? Поэтому многие крупные компании (в том числе и западные) активно призывают ко введению так называемой цены на углерод. Это значит, что они выступают либо за внедрение системы торговли выбросами, либо за введение различных углеродных налогов и других финансовых механизмов. Это, в свою очередь, нужно для того, чтобы стимулировать бизнес и государство вкладываться в развитие новых технологий и в повышение эффективности, тем самым обеспечивая свое конкурентное преимущество и выживаемость в будущем.

Скажу еще пару слов о «РУСАЛе»: о том, что мы делаем и почему. Как вы знаете, «РУСАЛ» – международная компания, большинство продукции которой продается за рубежом. Поэтому мы уже на данном этапе ощущаем влияние конкурентной среды на бизнес, а также интерес многих покупателей алюминия (а также алюминиевой продукции) к его производству с минимальными выбросами парниковых газов. За последние пару лет подобных запросов становится все больше и больше. Михаил уже приводил подобный пример, который говорит, что не только «РУСАЛ», но и другие экспортеры получают похожие запросы. Но пока это лишь слова. В дальнейшем тот, кто сумеет воспользоваться своим конкурентным преимуществом, сможет развить и увеличить свою долю на рынке, а тот, кто не сумеет – уйдет.

На этом слайде представлена информация о том, что «РУСАЛ» сделал за последнее время. На верхнем графике показано, каким образом были снижены выбросы парниковых газов от алюминиевых заводов, начиная с 1990 года (больше, чем на 50%). Именно из безуглеродных источников генерации наша компания увеличила свою долю в закупаемой электроэнергии. На слайде указана цифра в 90,8%, но мы буквально недавно делали расчет, который показал, что на данный момент она стала немного выше – почти 95%.

Это то, что было достигнуто, и то, чего мы планируем достигнуть в будущем. Мы хотим двигаться дальше, в частности, снижая выбросы парниковых газов. И самое главное, мы планируем снизить углеродный след от нашей продукции, достигнув 80% в производстве первичного алюминия с углеродным следом меньше шести тонн CO2 на тонну алюминия.

Это внушительная цифра. Давайте посмотрим на показатели углеродного следа по данным международного института алюминия, чтобы увидеть, как он менялся, начиная с 1990 года и заканчивая сегодняшним днем. Многие западные компании, традиционные производители алюминия (в том числе и «РУСАЛ») очень активно занимались снижением выбросов парникового газа. И где-то начиная с середины 2000-х годов в эту игру вступил Китай. Сейчас его доля на мировом рынке алюминия составляет более 50%. Если же взглянуть на уровень мирового углеродного следа, то на данный момент он ниже уровня, отмеченного в 1990 году, всего на 6%. Но если говорить про традиционных производителей алюминия (за исключением Китая), мы можем увидеть, что скачок составил 35-40%. То есть доля Поднебесной от алюминиевой промышленности с учетом генерации электроэнергии на угле, которую они активно используют, в общих выбросах именно этой страны составляет порядка 5%.

Самый большой столбик сверху – это непрямые выбросы от углевой генерации электроэнергии. Китай нарастил свои мощности за счет использования этого дешевого источника. Сейчас же он пытается уйти от него и каким-то образом минимизировать образовавшиеся последствия. В среднем общемировой углеродный след производства алюминия составляет порядка 13 тонн CO2 на тонну алюминия. В «РУСАЛе» же мы хотим снизить уровень своих выбросов до 6 тонн. Кроме того, сейчас разрабатывается стратегия безуглеродного производства, подразумевающая нулевые выбросы парниковых газов.

Что мы делаем и в каких направлениях работаем с точки зрения технологий? Наши современные разработки электролизеров по производству алюминия –«РА-550»–работают на силе тока в 550 киловольт, что позволяет существенно экономить электроэнергию, тратя примерно на 15% меньше общемирового уровня потребления. Кроме того, это способствует снижению выбросов парниковых газов: в рамках угольной генерации полторы тонны CO2 эквивалентны тонне алюминия

Это одно из направлений, по которым мы сейчас ведем усиленную работу. То, что мы действительно хотим сделать в ближайшее время, это перейти на инертный анод. На данный момент у нас есть несколько электролизеров, работающих по этой технологии. С ними есть определенные проблемы, которые мы отрабатываем. И если у нас все получится, то это позволит полностью исключить выбросы не только парниковых газов, но и других вредных веществ в атмосферу в ходе процесса электролиза.

С точки зрения политики использования безуглеродных источников генерации цель «РУСАЛа» – достичь стопроцентного использования электроэнергии, полученной на гидроэлектростанциях или из других безуглеродных источников. Например, в строительстве новых заводов мы ориентируемся на их близость как раз к таким источникам энергии.

Существует еще одна технология: улавливание выбросов CO2 производится за счет использования шламов (глиноземное производство). Т.к. они носят щелочной характер, их можно использовать в той или иной мере для улавливания оксида углерода и других кислых газов, выбрасываемых в ходе производства.

Вот интересная картинка, на которой представлено функционирование так называемой внутрикорпоративной цены на углерод. Многие мировые компании применяют этот инструмент для оценок своих будущих инвестиции. Они смотрят, что будет, если цена на выбросы парниковых газов окажется равна определенному количеству долларов. Не обязательно компания примет решение о развитии той или иной технологии, узнав об увеличении выбросов. Но, тем не менее, это некий фактор риска. Когда он закладывается в финансовую модель и чаша весов существенно падает в отрицательную область, предприятие должно серьезно задуматься над тем, а стоит ли вкладывать деньги в эту технологию и именно таким образом развивать бизнес. Одна из трех компаний, что здесь представлены – это «РУСАЛ». Уже в следующем году мы планируем начать активно использовать этот инструмент для оценки будущих инвестиций и новых проектов.

И последний момент. Я бы хотел вернуться к началу разговора о прибыльном развитии бизнеса и о выгодных инвестициях в безуглеродные технологии.

Хотим мы этого или нет, но за этим будущее: нас заставляют переходить на безуглеродные технологии. Нашу продукцию будут оценивать с такой точки зрения. Именно это будет одним из факторов в вопросе: покупать данную продукцию в России или там, где выбросы при ее производстве окажутся минимальными. Для того чтобы не потерять свои конкурентные преимущества в будущем, надо уже сейчас задумываться над дальнейшим развитием.

В любом случае необходимо стимулировать бизнес к движению в этом направлении. Очень многие российские компании говорят о том, что сейчас в нашей стране комфортные условия и никакими дополнительными затратами их напрягать не нужно: «Мы и так хорошо существуем, а иначе все будет плохо». Но это сейчас. Если же говорить о перспективах и о будущем, то государство все равно должно попытаться повлиять на бизнес в вопросе инвестирования именно в безуглеродные технологии.
Это должно быть выгодно и бизнесу. Необходимо предоставить доступ к инвестициям, чтобы было из чего вкладываться в эти технологии. Ведь, к сожалению, без определенной финансовой подоплеки (без цены на углерод) это сделать практически невозможно.

Вернемся к первому слайду. Я говорил о том, что многие компании интересуются ценой на углерод для того, чтобы получить деньги в банке, сделав свои инвестиции выгодными. Ведь если затрата минимальная, тои финансовые модели окажутся убыточными, и, соответственно получить средства на собственное развитие станет невозможным. А для многих компаний это является ключевым фактором в развитии. Тогда в бизнесе решили, что себя действительно надо немного ущемить, чтобы получить доступ к новым инвестициям, и, соответственно, развиваться более устойчиво, с меньшими выбросами парниковых газов, с меньшим воздействием на окружающую среду, используя это как конкурентное преимущество в будущем.

Но то, каким образом углеродное регулирование будет выстроено в России,пока неизвестно. Один из вариантов – это именно введение некой цены на углерод для того, чтобы сделать направление развития безуглеродной экономики выгодным для бизнеса.
Другие лекции сессии «Экономика будущего»
Copyright 2016 En+ Group Ltd.
Образовательный проект. Проект группы компании En+ Group Ltd.