АЛЕКСЕЙ МИНИН, ДИРЕКТОР ИНСТИТУТА ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗА ДАННЫХ ЗАО «ДЕЛОЙТ И ТУШ СНГ»

Бизнес ждет дигитализация

Цифровые технологии ознаменовали новую эру для бизнеса, став очередной ступенью на пути мирового развития. В скором времени предприятия смогут полностью оцифровать техническую информацию и информацию об активах и интегрировать ее в позиционно-чувствительные мобильные устройства для оказания поддержки и организации эффективной и коллективной работы персонала.
Поделитесь лекцией в соцсетях:
За последние 100 лет мы прошли очень большой путь от обычного телеграфа до смартфона. За последние пять лет мы прошли гигантский путь уже от смартфона до интеллектуальных систем, самообучающихся систем и прочих вещей. То, что мир меняется, это было бы еще полбеды. Беда в том, что мир меняется быстро. Мы с вами слышим постоянно, что это новая реальность, что сейчас есть такая некая турбулентность в экономике, в обществе, во всех вопросах, но дальше будет опять стабильно. Хочу всех огорчить, стабильно больше никогда не будет. То, в чем мы живем, это новая реальность, это надо понимать, и это очень важно. И причиной тому в первую очередь является диджитализация — то, о чем мы постоянно говорим. Потому что мир, который мы знали, и мир сейчас — это два совершенно разных мира. Вопросы, на которые нам с вами надо ответить себе, это — как быстро меняется наш с вами мир и кем мы хотим себя видеть в этом меняющемся мире?
Что же происходит?
Большинство из того, что вы видите картинке выше, многие из нас носили, покупали. Были огромные фабрики и производства в Китае, в Европе, в Америке. Все это было физически на наших столах. Сейчас этого уже не существует. Ни одним из этого никто из нас больше не пользуется. И это было бы опять же полбеды. Вторая проблема — все это бесплатно сегодня в вашем смартфоне. И дигитализация — это очень серьезная угроза тому, что мы с вами знаем. То есть первая причина — это дематериализация. Все, что мы с вами знали, дематериализовалось, превратилось в цифру и появилось в вашем смартфоне. Вторая вещь — это скорость, с которой все это происходит. Посмотрите, радио потребовалось 38 лет, чтобы получить абонентскую базу в 50 миллионов человек. Телевидение сделало это за 13, интернет — за 4, Фейсбук — за 3,5, «Angry Birds» потребовалось 35 дней для того, чтобы получить 50 миллионов пользователе, игра «Pokemon Go» сделала это за 5 дней. Вы понимаете, какая другая совершенно скорость получения абонентской базы в 50 миллионов человек? Поэтому важно понимать — теперь мир без границ. Для цифровых технологий отсутствуют границы, кто бы что ни говорил, границ не существует, и происходит это очень быстро. И третье — это самое неприятное для бизнеса, — это демонетизация товаров и услуг. Все это бесплатно в вашем смартфоне, это очень важно понимать. Огромное количество софта, программ, все те, которые я нарисовал, и гораздо больше, они все для конечного пользователя бесплатны. Все схемы монетизации непрямые и сложные.
Результат — плачевный для тех, кто не успел сориентироваться по «технологическому ветру»
Огромное количество бизнесов были уничтожены дигитализацией. Все те, кто инвестировали огромные затраты в отделения, в сети, несли огромные траты. Гугл уничтожил библиотеки, Амазон — книжные магазины, скайп уничтожил междугородную связь, билетные кассы уничтожаются «Скайсканерами» и им подобными. И за всеми остальными тоже придут. Вопрос, будут ли они к этому готовы, чтобы не оказаться на полке истории?
Дигитализация по принципу 6D
Очень важно понимать, что дигитализация идет, и надо всегда держать курс по технологическому ветру, если вы хотите остаться на рынке. И поэтому надо понимать, как строится дигитализация. Она строится по принципу 6D. Есть 3D, все знают, а есть 6D-дигитализация. Первое — это что любая технология делится на два типа, на disruptive — прорывные, и deceptive — глупые. Про глупые мы с вами слышим постоянно, читаем в интернете, их 95%. 5% прорывных приводят к тому, что бизнес, который вы знали, демонетизируется, демократизируется, то есть он перестает существовать в традиционном представлении
6D революция приводит к стиранию барьеров «пространство-время»
А вторая часть в том, что раньше мир был организован по принципу «человек-человек», что приводило к тому, что мне, для того чтобы совершить какую-то сделку или контракт, надо было прийти в определенное место в определенный момент времени, договориться и встретиться. Транзакций было поэтому не много, потому что мы были ограничены пространством и временем. Сейчас у нас у всех смартфоны. Мне больше не надо ходить в банк для того, чтобы заключить контракт. Я могу это делать 24/7, я свободен. И это приводит к тому, что количество транзакций в банках возросло. Это то, почему банки сейчас говорят, что они уже находятся там в состоянии этого изменения.

А дальше возникает следующая вещь. А зачем вообще люди? Можно полностью автоматизировать процесс принятия решений. И поэтому мир в этом смысле меняется. У нас пропадают временные и пространственные ограничения, то, на чем большинство бизнесов в свое время строили свой бизнес, именно на этих ограничениях пространства и времени. Мир становится другим. Почему вот эта вся турбулентность происходит? Потому что мы взяли первую производную от тех ограничений, к которым мы привыкли.

6D революция приводит к стиранию барьеров «пространство-время»
Сейчас мир существует по понятию «скорость-риск». И это очень важно понимать крупным компаниям. Потому что крупные компании — это вот то, что у меня нарисовано в виде черного графика. Крупные компании считают, что они много чего добились, и они существуют, у них линейный рост бизнеса. А под ними находятся всякие стартапы — технологические стартапы в Силиконовой долине, где-то еще. Сейчас нам кажется смешным то, что они существуют, и бессмысленным обращать на них внимание. Но именно эти люди используют именно те технологии, которые называются экспоненциальные. Все вот эти технологии машинного обучения, технологии анализа данных и прочие вещи, экспоненциальные технологии, они делают взлет экспоненциальный, именно поэтому их так назвали. Потому что линейный бизнес, не замечая эти технологии, в какой-то момент просто перестает существовать и переходит в зону хаоса по той простой причине, что они в свое время не заметили какую-то экспоненциальную технологию.
И самое главное изменение, которое происходит, — это изменение бизнес-модели в эпоху цифрового мира. Оно происходит на уровне государства, бизнеса, обычных людей. Самое главное, что традиционная модель строилась по принципу NM. В Гарварде ее назвали «модель сэндвича». Строилась она таким образом. Вы продаете M продуктов напрямую N клиентам и сами этим занимаетесь.
Новая цифровая модель: риск и скорость
В новую цифровую эпоху появилось два новых уровня — это уровень коммуникации и уровень инфраструктуры. И эти платформы становятся едиными. Откуда появились маркетплейсы — Яндекс маркетплейсы, различные Ebay и прочие? Это те компании, которые вклинились между вашими продуктами и вашими клиентами. Так происходила известная «уберизация», появление платформ такси, так же происходит огромное количество изменений в банковской отрасли, они происходят в энергетике, и вообще везде.

Очень коротко попытаюсь объяснить, как это работает. Самое главное в эпоху цифрового мира — это знать своего клиента, знать, кто этот клиент. Но не просто знать, кто такой клиент, а стать клиентоцентричным, то есть построить все свои сервисы вокруг потребностей вашего клиента. Это касается и b2c, и b2b, и b2g. Главное знать клиента и знать о нем все. Следующий канал — коммуникации. Когда вы знаете о клиенте все, вам нужно через наиболее оптимальный канал предложить ему именно тот продукт и услугу именно тем самым оптимальным каналом, к которому человек привык. Здесь главное скорость. В эпоху цифрового мира продукты создаются мгновенно, быстро. Нельзя задерживаться, потому что всегда придут конкуренты и выкинут вас с рынка. Вы никогда не сможете в новую эпоху, где скорость и риск выходит на первый план, нести огромные затраты на создание инфраструктуры, и вам надо пользоваться существующей. Именно поэтому важно, чтобы появлялись ЦОДы. Потому что я, как бизнес, не хочу тратить деньги на создание собственных, я должен подключаться к существующим. Я должен заниматься продуктами, коммуникациями будут заниматься платформы. Клиенты хотят получать наиболее оптимальные клиентоцентричные сервисы.
Towngas: газовая компания?
Приведу пример компании «Таунгаз» в Южной Корее. Компания, которая была монополистом. Потому что все говорят, что цифровые технологии — это вот про «Убер», всякие Гугл, а это вот про газовую компанию быть не может. Очень хороший пример. Вот посмотрите, здесь список того, чем занималась компания «Таунгаз», которая была монополистом на рынке Южной Кореи. Огромное количество услуг, и вы видите по этим услугам, что это очень традиционная газовая компания. К ней пришло государство и сказало, что больше не будет монополий, мы хотим либерализировать рынок природного газа, поэтому дадим доступ всем компаниям, которые им будут заниматься. И компания «Таунгаз» задала себе один вопрос: кто мы на этом рынке, что мы знаем про клиента, как мы будем конкурировать в открытых условиях? И оказалось, что это не газовая компания, на самом деле она знает про своих клиентов практически все. У нее есть данные по биллингу, она знает, как люди тратят газ, она знает, как люди платят за газ, она знает, каким образом и в какое время они включают свои плиты. Они знают про своих клиентов все. И компания сказала: «Мы не газовая компания, мы компания, которая занимается предоставлением огромного количества различных сервисов и услуг». И первое, что они сделали, это платформу коммуникации. Они сделали мобильное приложение, через которое получали огромное количество данных, и сказали, газ — это здоровое питание, газ — это кухня. И создали огромное количество различных продуктов, продуктовый уровень сделали очень быстро, а инфраструктура, естественно, была та инфраструктура, которая была на тот момент у компании «Таунгаз». Они структурировали свой бизнес идеально по модели N1M1. Они знали своих клиентов, они создали платформу коммуникации, они выстроили огромную цепочку продуктов и использовали существующую инфраструктуру. И компания, после того как рынок был либерализирован, сохранила 90% доли рынка просто за счет того, что сделала это правильно.
Почему хорошие компании становятся плохими в эпоху цифровых технологий? Первое — это пропущенные технологии. Вы знаете, что компания «Кодак» была первая компания, которая сделала цифровую фотокамеру? И это была первая компания, которая ушла с рынка, когда цифровая фотография появилась на рынке. Причины, что, когда инженеры компании «Кодак» пришли к своему менеджменту и сказали, смотрите, вот она, и это было в 1975 году, когда у нас многие о ней даже не говорили, менеджмент компании тогда сказал, ребята, у нас бизнес не про фотографию, наш бизнес про реагенты, про пленку, про сложную логистику — вот в чем наш бизнес. Именно поэтому эта компания с рынка ушла — она пропустила технологический тренд. Следующее — это причина конкуренции. «Нокия 3310» была уверена, что ничто не сможет снести этот фундамент кнопки. Apple доказал обратное. Слепые обещание — это отдельная тема. И ограниченность кругозора. Мне очень нравится пример Стива Балмера, который говорил: «Я не вижу никакого шанса айфону занять существенную долю рынка». Ровно спустя 6 месяцев он сказал, что айфон — это девятая симфония технологий, какого же черта мы у себя в компании не можем создать ничего подобного?

И что мы на это можем ответить с точки зрения мы, как будущий менеджмент? Или как будущие стартапы, или как крупный бизнес. Первое — это обязательно мониторить тренды и понимать, как это влияет. Черные лебеди, о которых мы все говорим, это какие-то метеориты из космоса, которые уничтожают бизнесы. Это не черные лебеди, это что-то недоизученное, что-то непонятое. Второе — быть самокритичными. Паранойя это хорошо до определенного момента. Обязательно создавать у себя в компании различными способами какие-то команды, которые будут эти технологии пробовать. И, в конце концов, действовать, перестать говорить на эту тему. Давайте начнем делать.

Барьеры смещаются и подход к управлению меняется
Суммирую все то, что происходит в эпоху дигитализации. Что важно понимать? Первое — становление новой модели бизнеса, модели цифровой, где будут платформы инфраструктур и платформы коммуникаций. Второе — перекликание S-кривых. Это очень важно понимать. Раньше мы могли построить большой успешный бизнес с большой S-кривой. Дальше индустриальная эпоха показала, что вам нужно несколько S-кривых. Вы запускаете один бизнес, он доходит до стадии зрелости, вы запускаете следующий и так далее. На одно-два поколения точно хватало. Сейчас этих S-кривых надо запускать миллионы в компании, чтобы быть успешными, и важно научиться управлять портфелями. Это совершенно другой подход к риску, к образованию, ко всему. И следующее, конечно, это объем информации для анализа. Он растет экспоненциально. Мы, как менеджеры, растворились, не понимаем, что происходит в мире, и нам нужны инструменты. Происходит это все потому, что мир, в котором нам с вами комфортно жить, больше не существует. Мы живем в пространстве «риск-скорость», и это самое главное. Это приводит к тому, что любая локальная проблема становится глобальной. И мы с вами знаем примеры, «Дизельгейт» очень хороший пример. Любое маленькое мгновенно становится большим. Это связано с внедрением технологий. И стоимость бизнеса растет и уменьшается очень быстро теперь. Волатильность — это наше новое нормальное состояние.

Что компании с этим могут делать? Первое, что они делают, это запускают различного рода конкурсы, истории типа Кегла.

Вот вам очень хороший пример компании «Редмайн» в Соединенных Штатах. Что произошло? Компания занималась добычей золота и занималась этим так себе. Они добывали 53 тысячи унций и примерно 100 миллионов долларов зарабатывали на рынке. Они запустили конкурс среди студентов, где выложили свои геоданные. Геоданные в золотодобывающей промышленности — это святая святых. Все сказали: «Вы что творите на рынке?». Компания заявила, что тот, кто спрогнозирует, где больше всего золота на ее территории, тот получит 575 тысяч долларов. Как вы понимаете, тысячи идей, 50 стран, полмиллиона долларов, и все включились в это. Компания за 5 лет стала добывать в 10 раз больше, а ее бизнес со 100 миллионов вырос до 9 миллиардов долларов всего за каких-то 5 лет. Вот что такое экспоненциальные технологии и вот как они работают.

И все это, конечно, влияет на энергетический сектор. Я провел небольшое исследование. Практически весь мир, который мы опросили у себя в компании, практически 70% в среднем по миру сказали, что энергетический сектор будет уничтожен цифровыми технологиями, он будет другой. Не в том смысле, что он перестанет существовать, но в нем будут другие компании. Большинство компаний отметили, что, внедрение электромобилей, внедрение батареек, развитие технологий приведут к огромному количеству изменений в энергетической отрасли. И готовность к этому цифровому будущему сегодня у бизнеса есть. И он понимает, как это использовать. Самое главное и важное, что ваши клиенты хотят, чтобы вы знали о них все и предлагали им наиболее оптимальные услуги. И они хотят к себе персонального отношения. Раньше вы этого не могли себе позволить, так же, как банки не могли сделать везде private banking, то есть private banking был для супербогатых людей. Сейчас, когда это демонетизировано и оцифровано, банк может позволить себе общаться с каждым клиентом как будто это его лучший клиент. Он не несет на это затрат. Так же и вы должны измениться. Любой клиент должен стать центричным, бизнес нужно выстроить вокруг клиента. И это то, чего хотят клиенты.

Энергетические тренды, структурированные по модели N1M1
И с точки зрения энергетики я подумал, как она будет выглядеть в модели N1M1 специально для нашего мероприятия. На уровне коммуникаций я уверен, что появится энергетический маркетплейс. В каком смысле? Единство и универсальность. Люди, для того чтобы покупать электроэнергию, будут пользоваться одной площадкой. И кто ее создаст, тот и заберет на себя этот уровень. Продукты? Продуктов огромное количество. Продукты — это электронные автомобили, децентрализованная генерация, всякие биллинговые приложения, различного рода системы дистанционного управления активами, системы дистанционного мониторинга, предиктивного управления. Вот это все продукты. И совсем не факт, что большинству энергетических компаний сегодня нужно заниматься энергетикой. Они вполне могут найти свои ниши в области разработки систем предиктивного управления и контроля, децентрализованной генерации и так далее. Потому что электромобили потребуют децентрализованной генерации, и мы это понимаем, поэтому нам надо к этому готовиться. И инфраструктура. Во-первых, самое главное, конечно, это вычислительные мощности, ЦОДы и прочее. Это предиктивное управление активами. Потому что нужно прогнозировать сбои и предотвращать их до того, как они случатся. И блокчейн. Блокчейн — это серьезное изменение мира, который мы знали. Он будет менять на государственном уровне в принципе все подходы к управлению, в том числе у вас. Внедрение смарт-контрактов изменит эту историю принципиально. Потому что больше не будет той истории, как в анекдоте, когда два человека пошли за стульями покупать, ударили по рукам один пошел искать деньги, а другой стулья. Блокчейн поставит на этой истории крест. Смарт-контракты будут убеждаться в том, что у одного есть та энергия, которую он должен поставить, а у другого есть деньги для того, чтобы ее оплатить. И в этом смысле все очень сильно изменится.
Для того чтобы остаться на рынке, нужно срочно действовать, времени осталось очень мало. Потому что, как я уже сказал, границ на этих рынках нет. Как бы мы их не строили, если мы строим конкурентоспособную экономику, мы будем конкурентны и глобально. И поэтому есть два ответа на вопрос «что делать?». Первое — это быть цифровыми, менять свой бизнес, внедрять сервисы, инструменты анализа данных, постоянно пробовать. Второе — идти в digital, начинать предлагать своим клиентам, экспериментировать с ними, смотреть, как изменяются их потребности и желания в соответствии с этим.

Если скорость изменения внутри вашей компании будет ниже, чем скорость изменения на рынке, то конец компании близок.

Вопросы Алексею Минину

Дмитрий: Здравствуйте, меня зовут Дмитрий. Я представляю группу, которая здесь находится, обучающихся по направлению информационная безопасность. И вопрос, скорее, не к конкретному человеку, а просто к тому, кто сможет на этот вопрос ответить. Как люди, заинтересованные в получении опыта, в поиске новых знаний и думающие о будущем трудоустройстве, нам интересен вопрос прохождения производственных практик и количестве рабочих мест на точках ЦОД. Спасибо.

А.М.:
Я отвечу на одну часть вопроса. Я думаю, что тут есть, кому лучше ответить на вторую часть вопроса. Первое, что я вам хочу сказать, что учиться вам, ребята, придется, похоже, в жизни не один раз. Потому что те самые цифровые технологии, дигитализация подразумевает не только быстрое изменение бизнесов и остальных вещей, она подразумевает изменение модели образования. Вот это огромное количество S-кривых, про которые я говорил, вам придется в жизни обучаться по многу раз, потому что технологии меняются настолько быстро. Я, человек, который занимался системами искусственного интеллекта 8 лет еще в компании «Сименс», на сегодняшний день смотрю на свою команду, которая у меня занимается искусственным интеллектом, и уже ничего в этом не понимаю. То есть мне по-хорошему надо снова обратно в университет и вторую кандидатскую защищать снова по этой теме. Поэтому модель образования изменится. Вам недостаточно будет одной практики, двух или трех. Вам потребуется эти практики проходить нон-стоп каждые три года. Это в целом, а теперь, наверное, про практики, где их можно проходить.

Антон Петрушкин: Во-первых, правильную специальность образования выбрали – информационную безопасность. В любом случае проблем с трудоустройством, если вы изучите большинство уязвимостей и будете тестировать эти уязвимости на своих системах, проблем с работой у вас не будет. А по ЦОДу, конечно, специалисты нужны разного порядка. И информационная безопасность там тоже востребована. Но чтобы вы знали, в одной компании не должен быть огромный штаб специалистов по информационной безопасности, там достаточно пары человек. Если это не какая-то крупная IT-компания, которая занимается обеспечением именно информационной безопасности на аутсорсинг. Тогда да, там огромные отделы. По ЦОДу такая нужда есть, я думаю, будет. Еще раз повторюсь, проблем с работой у специалистов по информационной безопасности не будет.

А.М.: Я еще от себя добавлю, я с удовольствием, те, кто в энергетике занимаются, с удовольствием приглашаю параллельно к себе в лабораторию анализа данных. Мы всегда найдем общие темы и посмотрим, как цифровые технологии меняют именно энергетику и с удовольствием вместе этим позанимаемся.



Антон (Блогер): Вы когда нарисовали вот эту картинку небольшого будущего и изменения компании в Корее, по большому счету вы показали нам в некотором смысле либерализацию общества и либерализацию законов. В некотором смысле это даже чуть больше чем либерализация. Мы убрали практически государство из экономического процесса. Мы понимаем, что в этом процессе если дигитализация полностью происходит, то сама услуга ЦОДов становится в некотором смысле коммодити, общедоступной, дешевой и так далее. Скажите, пожалуйста, вот сейчас есть некоторая цена. Вы можете дать какой-то прогноз, а через какое время услуга ЦОДов станет коммодити, и насколько упадет цена?

А.М.: Вы когда нарисовали вот эту картинку небольшого будущего и изменения компании в Корее, по большому счету вы показали нам в некотором смысле либерализацию общества и либерализацию законов. В некотором смысле это даже чуть больше чем либерализация. Мы убрали практически государство из экономического процесса. Мы понимаем, что в этом процессе если дигитализация полностью происходит, то сама услуга ЦОДов становится в некотором смысле коммодити, общедоступной, дешевой и так далее. Скажите, пожалуйста, вот сейчас есть некоторая цена. Вы можете дать какой-то прогноз, а через какое время услуга ЦОДов станет коммодити, и насколько упадет цена?


Андрей Трофанов: . Вы очень нежно назвали deceptive как глупые. Хотя, наверное, это больше обманные, что-то такое. А чем прославилась эта компания «Делойт и Туш»? (00:26:00) Я не слышал. А второй вопрос к представителям «EN+» все-таки. Кто является конкурентами на рынке ЦОД, вашими конкурентами? То есть не единственная же компания «EN+». Спасибо.

А.М.: Я коротко скажу. Наша компания – это одна из крупнейших в мире консалтинговых компаний, мы занимаемся консультациями в области бизнеса. Если коротко. Самое главное, что мы поняли, собственно, почему я стою перед вами, мы стали инвестировать очень много денег в развитие технологий, в искусственный интеллект. Мы понимаем, что наша бизнес-модель, где мы продавали людей за часы, мы консультировали, у нас были консультанты, она тоже себя изживает. Люди больше не хотят советов, они хотят IT-решений и продуктов. Потому что раньше мы делали презентацию, где давали много советов и отдавали ее клиенту. Сейчас клиент говорит, ребят, скорость изменения такая, что пока вы эту презентацию делали, у меня все поменялось. Консультанты не успевают, они уже ночами и днями, они просто умирают на работе. Они понимают, что единственный способ сохранить себе жизнь, это тоже go digital, то есть начать внедрять не ответы-решения, а механизмы, которые живут вместе с компанией, то есть это IT-продукт. И поэтому мы, активно понимая, что наша бизнес-модель точно так же, как и ваша, кстати, это касается и модели университетов, это касается вообще всего, она везде меняется. Поэтому мы инвестируем в искусственный интеллект сейчас активно, поэтому я перед вами для того, чтобы тоже понять, как это повлияет на нас.

А.П.: Центральный регион очень конкурентный, то есть Москва и Санкт-Петербург, там огромное количество ЦОДов. Но что касается непосредственно Сибири, Восточной Сибири и Иркутской области, то наш Центр обработки данных он самый отказоустойчивый. И поэтому можно сказать, что на данный момент в нашем регионе конкурентов ему нет.

А.М.: Можно тоже еще похвалю как раз эту историю. Вот был вопрос как раз, почему в Сибири, удаленно от Москвы? Ребята, да нет больше понятия удаленно. Мир он настолько стал единый, надо делать там, где дешево и делать быстро, и внедрять и все. Удаленный доступ, сейчас везде спутниковая связь. Нет такого понятия, в Москве или в Сибири, есть понятие на планете. Вот на Марсе это далеко, а в мире это теперь близко. Я опять же говорю, пространства времени не существует, думайте про скорость и риск. Минимизируйте риски и увеличивайте скорость – вот что надо делать. И поэтому то, что происходит, очень правильно.


Матвеев Максим:
Есть ли в ближайшем тысячелетии конкурент электроэнергии? Заменит ли какая-либо иная энергия электричество и движение электронов?

А.М.:
Я как физик по первому образованию отвечу на этот вопрос. Ничто не заменит принципиально базовых видов электромагнитных полей и прочих-прочих. Поэтому энергия будет до тех пор, пока мы с вами будем в том или ином виде по-любому.

ВЕДУЩИЙ: Другое дело, как мы будем добывать эту энергию. Добывать мы можем по-другому.

А.М.: Способов добычи есть огромное, но электрон – это основа всей этой истории.

ВЕДУЩИЙ: Пока электроны не запрещаем.

А.М.: Да, квантовую механику не отменяем. Но вопросы передачи энергии, кстати, генерации и передачи, то есть электричество-то будет. А вот я сейчас недавно изучал компанию «Тесла», которая занимается не только электромобильными всеми историями. Она сейчас пытается возродить опыты Тесла по передаче энергии на расстояние без проводов. Вот в эти технологии, вполне вероятно, будут развиваться, я просто не знаю, что будет проще, передавать без проводов или возить аккумулятор. Я вот сейчас как раз смотрел, в два раза подешевела литиево-ионная батарейка за последнее время. На тысячу лет я не возьмусь прогнозировать, но я верю в то, что та физика, которую мы знаем с точки зрения электромагнитного взаимодействия, она существует и она не изменится. Другое вопрос, что описание ее, возможно, изменится, что повлияет на технологические вопросы. Но базовые вещи, наверное, не изменятся. Потому что электрон тоже модель, и вполне вероятно, что мы ее в какой-то момент переосмыслим.


Калинин Дмитрий: Я энергетик вот с таких лет. Моими учителями были ведущие специалисты Советского Союза. Не так давно я закончил одну из работ, которая касалась нашей будущей энергетики. В продолжение ваших вопросов. И хотел бы немножко с вами поделиться и задать вопрос. Итак, по анализу сегодняшней энергетики КПД производства и потребления электроэнергии по конечной потребителем, учитывая энергоаудит, я тоже был участником, составляет примерно от 2 до 3%. То есть другими словами, весь потенциал тепла, который есть сегодня на ТЭЦах и котельных, мы выбрасываем. Кржижановский, когда делал энергетику в России, предлагал второй план ГОЭРЛО, который касался энерготехнологий, но, к сожалению, его не приняли. Что такое энерготехнологии? Это позволяет базовые отрасли перевести в энергетику, то есть соединить энергетику и базовые отрасли. Как ваше мнение, как будут развиваться энерготехнологии? Спасибо.

А.М.: Я на это отвечу очень коротко. У меня есть вторая презентация: «Как создаются инновации». Это очень интересная презентация. Так вот, я верю в то, что будущее энергетики и инновации в области энергетики будут лежать на пересечении знаний. Вам нужно срочно идти в сосозидание с другим отраслями: в биологию, в инжиниринг, в различные другие истории. Вы и так много туда идете, но просто инновации будут лежать именно там. Поэтому я думаю, что здесь сложно сказать где. Да везде.


ВЕДУЩИЙ: Алексей, анализ данных может помочь нам повысить КПД, есть ли кейсы в этой области?

А.М.:
Ну смотрите, я вчера буквально смотрел, компания «Боинг» создает какой-то самый большой свой самолет 777-Х, и для них создается самая большая в мире турбина. Так вот, лопасти для новой турбины они были построены с использованием генетических алгоритмов, то есть генетические алгоритмы нашли наиболее оптимальную комбинацию. Вы удивитесь, там лопатка турбины очень серьезно изогнута, такую очень сложно произвести. Так вот, круто, что симбиоз технологий позволил сделать следующее. Теперь их делают из керамики, делают на 3D-принтере. То есть в 3D-принтере печатается эта сложная конструкция, и она позволяет снизить энергопотребление турбины, то есть в данном случае керосина, на 10%. По-моему, неплохо с точки зрения внедрения технологий. И это только один пример, таких примеров можно придумать миллионов. Но практическое использование систем анализа данных сто процентов именно в этом, в оптимизации и использовании.


Другие лекции сессии «Облака Сибири»
Copyright 2016 En+ Group Ltd.
Образовательный проект. Проект группы компании En+ Group Ltd.